Дом-музей блаженной Параскевы Дивеевской
В Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском женском монастыре есть место, где особенно чувствуется благодатная атмосфера Дивеевской старины. Это дом-музей блаженной Параскевы, единственная
из всех пустынька, милостью Божией сохранившаяся
до наших дней.
О слове «пустынька» в словаре В.И. Даля написано: «Пустыня, пустынь – уединенная обитель, одинокое жилье, келья, лачуга отшельника, одинокого богомольца, уклонившагося от сует». В Серафимо-Дивеевском монастыре хранились две пустыни батюшки Серафима – дальняя и ближняя, привезенные из Саровского монастыря Н.А. Мотовиловым после кончины великого Старца.
В Дивееве называли пустыньками кельи дивеевских подвижниц после их кончины. Были в обители пустынька матушки Александры, пустынька Пелагеи Ивановны, располагавшаяся неподалеку от Казанского храма, пустынька Наташи в конце Канавки. Вся обстановка в них, освященная молитвами и подвигами святых стариц, сохранялась нетронутой, как при их жизни. По дивеевской традиции во всех пустыньках сестрами читалась неусыпаемая Псалтирь. В праздники было принято обходить эти святые места обители, молясь о упокоении подвижниц и испрашивая их молитвенной помощи.
К сожалению, эти святыни теперь утеряны для нас. В «Описи недвижимого имущества бывшего Дивеевского монастыря», составленной в 1927 году, мы видим записи с кратким описанием построек обители. Напротив статей о домах-пустыньках стоят отметки: «увезен», «разломан и увезен».

Неисповедимыми путями промысла Божиего была сохранена только одна из этих святынь: пустынька блаженной Паши Саровской. В документах 1927 года об этом доме говорится: «Продан колхозу "Вперед"». В разное время здесь были и сберкасса, о которой прикровенно предсказывала сама блаженная, и молочная кухня. Наконец, летом 2004 года в домике был открыт музей блаженной Параскевы. Первоначально его экспозицию составляла только воссозданная келья блаженной Паши Саровской, в остальных комнатах размещался паломнический центр. В настоящее время реконструкция пустыньки полностью завершена и создана большая экспозиция, отражающая историю Дивеевского монастыря от начала его основания преподобным Серафимом до разорения обители в 1927 году.

В 2010 году была возобновлена еще одна старинная традиция: чтение Псалтири в пустыньке. Так же, как и в прежние времена, сестры приходят сюда и на молебны, которые служат в памятные дни святых блаженных Пелагии, Параскевы и Марии, просят их молитвенной помощи, прикладываются к сохранившимся святыням – скамеечке преподобного Серафима, к платью блаженной Параскевы.
Чтение Псалтири в домике блаженной Параскевы
В главном зале музея, где начинается историческая экспозиция, посвященная созданию Дивеевской обители, благоговейный интерес вызывают святыни
и вещи преподобного Серафима Саровского: прижизненный портрет старца Серафима; осколок от камня, на котором молился Преподобный 1000 дней и ночей; обгоревшие Четьи-Минеи – батюшка читал их незадолго до своей кончины; листок со старинными записями, сделанными, вероятно, рукою самого Старца. Дивеевские сестры сберегли часть нательной рубашки Батюшки
и огарок свечи из его кельи, которую Преподобный велел хранить, предсказав, что с этой свечой его мощи будут встречать в Дивееве. Сестры были удивлены необычным благословением, но за послушание великому Старцу берегли свечу, передавая друг другу, около 160 лет. Последней ее хранительницей стала схимонахиня Маргарита (Лахтионова). Свечу преподобного Серафима зажгли
1 августа 1991 года, когда в Дивееве встречали его мощи, обретенные во второй раз. Сохранилась черно-белая фотография, где запечатлен этот момент: торжественная встреча святых мощей, принесенных крестным ходом
в Дивеевский монастырь; на втором плане, слева – свеча батюшки Серафима, вставленная в большую дьяконскую свечу. Так чудесно исполнилось предсказание преподобного.
Витрина с вещами батюшки Серафима
Летом 1829 года к колокольне Казанской церкви села Дивеева были пристроены два Рождественских храма для Мельничной девичьей общины. Преподобный Серафим велел приобрести для них колокола. В «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» рассказывается, что «за колоколами для Рождественской Церкви отец Серафим посылал нарочно на нижегородскую ярмарку» и что колокола эти были «маленькие-маленькие, вовсе маленькие,
а зазвонят-то так звонко, точно музыка будто подобранная».

Прошло почти 160 лет, и один из серафимовских колокольчиков вернулся в Дивеевский монастырь. Он, действительно, маленький – весит всего один пуд; на нем сделана надпись: «Старца Серафима», – по старинной традиции гравировать на колоколах имена заказчиков, чтобы не перепутать, кому они принадлежат. Голос колокола, к сожалению, уже не тот, что был при батюшке Серафиме, из-за небольшой трещины. Колокол передали в обитель летом 1991 года. Когда его показали схимонахине Маргарите (Лахтионовой), одной из последних звонарей дореволюционного монастыря, она с первого взгляда признала колокол за дивеевский, радостно сказала: «Это наш!» – и поцеловала его.

Батюшкин колокол был сохранен жительницей села Дивеева, у которой в 60-е годы его приобрел Федоиль Хозич Насыров, работавший тогда в атомном центре г. Сарова и увлекавшийся собиранием предметов старины. Узнав об обретении мощей преподобного Серафима, он решил передать колокол в монастырь. Возвращая святыню, Ф. Насыров рассказал чудесный сон о возрождении Дивеева, который видел его зять за 10 лет до открытия монастыря, хотя сам
он об этом никогда не думал и даже не был верующим человеком…

С 2010 года колокол батюшки Серафима находится в экспозиции монастырского музея, где его могут видеть теперь тысячи паломников.
Фрагмент экспозиции с колокольчиком преподобного Серафима Саровского
В документальной части музейной экспозиции хранятся две рукописные тетради «серафимовых стариц». Промыслом Божиим в правление игумении Марии (Ушаковой) в Серафимо-Дивеевском монастыре по инициативе благочинной монахини Елены (Анненковой) были собраны воспоминания дивеевских сестер – стариц, знавших преподобного Серафима Саровского, духовно руководимых им
и достигших святости жизни. Усердием монахини Елены из разрозненных воспоминаний дивеевских стариц о преподобном Серафиме были составлены довольно объемные тетради, на основании которых священномученик Серафим (Чичагов) создавал свою «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Несколько этих тетрадей в годы гонений хранились у ныне покойного митрополита Николая (Кутепова), собирателя старинных рукописей, святынь
и икон, искреннего почитателя преподобного Серафима и всего связанного с его именем. Одна из тетрадей, в которой содержатся некоторые сведения, не опубликованные в «Летописи», переданная после смерти владыки Николая
в библиотеку Нижегородской семинарии, недавно вернулась в Серафимо-Дивеевский монастырь и в настоящее время как величайшая ценность хранится в музее обители. На обложке, обтянутой холстом, масляными красками изображен батюшка Серафим, идущий с посохом. Портрет выполнен с любовью, легкими штрихами, напоминающими рисунок цветными карандашами.

Вместе с тетрадями до наших дней сохранилось также и несколько ветхих листочков, донесших до нас бесценные слова самого преподобного Серафима. Эти листочки с записями о преподобном Серафиме, найденные среди вещей сестер, когда-то покинувших разоренный монастырь, находились в архиве протоиерея Александра Петровича Соколова. Отец Александр духовно окормлял и материально помогал сестрам, жившим в селе Выездное под Арзамасом,
и хранил некоторые дивеевские святыни.
Старинная тетрадь с записями воспоминаний о преподобном Серафиме
В живописной части экспозиции представлены старинные портреты дивеевских преподобных Александры, Марфы и Елены, а также превосходно выполненный, дивеевского письма, большой портрет священника Василия Садовского, который по благословению батюшки Серафима был духовником дивеевских сестер и прослужил в обители 58 лет. Прекрасно сохранилась золоченая икона святых Николы Салоса и Василия Исповедника, тонкой дивеевской работы, подаренная, как гласит надпись, «в знак глубочайшего уважения и благодарности инокинями Серафимо-Дивеева монастыря – Высокоуважаемому, Честнейшему
и Добродетельнейшему Старцу Протопресвитеру Серафимо-Дивеева монастыря Василию Садовскому в день его пятидесятилетней службы Алтарю Христову. 1876 года, 28-го февраля». Рядом с портретом отца Василия – изображения благодетелей Дивеевской обители, искренних друзей и преданных слуг преподобного Серафима – Николая Александровича Мотовилова и Михаила Васильевича Мантурова.
Портреты преподобных Александры и Марфы, житийная икона преподобной Елены, портрет протоиерея Василия Садовского
Особенно чувствуется атмосфера старого Дивеева в главном зале музея, благодаря экспозиции, посвященной времени управления монастырем игуменией Марией (Ушаковой). Здесь можно увидеть старинный дивеевский портрет игумении Марии, той самой двенадцатой начальницы, на которой, по предсказанию преподобного Серафима, устроился монастырь. Искренне любя
и почитая батюшку Серафима, матушка Игумения старалась устроить все
в обители по заветам великого Старца. Однако ей вместе с сестрами довелось пережить немало скорбей, прежде чем небольшая малоизвестная община превратилась в столь значительный для православного мира Серафимо-Дивеевский монастырь. 42 года управляла обителью игумения Мария, и ее усердными трудами и молитвами монастырь достиг духовного расцвета. Устроению обители всемерно содействовал митрополит Московский Филарет (Дроздов), а Тамбовский епископ Феофан (Говоров) когда-то возводил монахиню Марию в сан Игумении. Их портреты мы также видим в экспозиции.

В музее бережно хранятся личная печать игумении Марии; ее автограф – письмо, написанное каллиграфическим почерком; старинная открытка; Псалтирь святителя Филарета.

Надолго останавливает благоговейное внимание посетителей музея этот уголок. Среди них – часы с боем; редкая фисгармония, на которой сестры обучались музыкальной грамоте, пожелтевшие ноты, пюпитр с раскрытой книгой. В шкафу – посуда из игуменских покоев, чайный прибор святителя Филарета (Дроздова), сувенирные блюда и чашки, с надписью «На память из Дивеева», изготовленные в 1903 году на знаменитых фарфоровых заводах братьев Кузнецовых.
Фрагмент экспозиции, посвященный игумении Марии (Ушаковой)
В шкафу за стеклом хранится старинное дивеевское монашеское облачение: ряса, клобук с вуалью, четки, украшенные венецианским бисером. Сарафан
и белая рубашка, искусно сшитые вручную, представляют повседневную одежду сестер того далекого времени.

Интерес вызывают старинные синодики, небольшие подарки, рукоделия дивеевских сестер. Утонченный вкус и чувство меры заметны даже в мелочах. Дивеевские матушки были настоящими мастерицами: с любовью выполненная ими в подарок второй игумении Дивеевского монастыря Александре (Траковской)* оригинальная ширма экспонируется среди нескольких личных вещей матушки Александры, возвращенных в монастырь. Здесь можно увидеть ее Псалтирь, синодик, четки, большой фотографический портрет в полном игуменском облачении, семейный фотографический альбом.
Старинные вещи дивеевских сестер
В доме-музее блаженной Параскевы есть место особенного молитвенного присутствия преподобного Серафима – маленькая реконструированная келья, где находятся святыни, сделанные руками самого батюшки: обгоревшая скамеечка-аналой, у которой он молился на коленях перед смертью (при кончине Преподобного едва не случился пожар); стул с резной спинкой, так же, как
и скамеечка, изготовленный батюшкой Серафимом без единого гвоздя,
и небольшая приставная лесенка – по ней он поднимался, чтобы закрыть вьюшку печи. Старинные иконы, книги, сундук, мантия, медный ковш, пузырьки для масла – эти вещи, принадлежавшие дивеевским сестрам, бережно расставлены и разложены, как при жизни старца. В святом углу находится икона Божией Матери «Умиление» дивеевского письма, точная копия той, перед которой молился преподобный.

Экспозиция, посвященная Саровским торжествам обретения мощей преподобного Серафима в 1903 году, отражает всеобщий духовный подъем русского народа. Это особенно заметно на старинных фотографиях, где сняты члены царской фамилии, духовенство и множество (в Саров стеклось около 300 тысяч человек!) людей различных сословий. До нашего времени сохранились святыни, праздничные издания альбомов и книг, памятные подарки, стеклянные пузырьки и бутылочки специально для масла от мощей преподобного и святой воды с источника батюшки Серафима. Здесь же небольшая экспозиция, посвященная автору «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» священномученику Серафиму (Чичагову), отражающая многогранную личность Владыки, его исповеднический и мученический подвиг ради Христа.

Вызывает восхищение искусный золотошвейный покров ручной работы, вышитый и подаренный Государыней Императрицей к мощам преподобного Серафима Саровского.
Реконструированная келия батюшки Серафима
Завершает музейную экспозицию келья блаженной Параскевы, где замечательно воссоздана весьма скромная обстановка, некогда окружавшая жизнь святой старицы. На этой половине дома блаженная Паша Саровская принимала Государя Николая II и Императрицу Александру Феодоровну. По воспоминаниям очевидцев, она усадила высоких гостей прямо на пол
и предсказала все, что в скором времени ожидало Россию и Царскую семью: войну, революцию, падение престола, конец династии Романовых, море крови… Императрица была близка к обмороку и сказала, что не верит. Блаженная протянула ей кусок красного кумача: «Это твоему сынишке на штанишки. Когда он родится, поверишь».

Потом Прасковья Ивановна открыла комод, вынула новую скатерть, расстелила на столе, стала класть гостинцы – холст льняной своей работы, початую голову сахара, крашеных яиц, еще сахара кусками. Все это она завязала в узел очень крепко, несколькими узлами, от усилия даже приседала, и дала ему в руки: «Государь, неси сам. А нам дай денежку, нам надо избушку строить». У Государя денег с собой не было. Тут же послали и принесли, и он дал ей кошелек золота, который сразу же был передан матери Игумении.

Когда прощались, целовались рука в руку. Тогда Государь Николай Александрович сказал, что Прасковья Ивановна – истинная раба Божия. Все
и везде принимали его как Царя, она одна приняла его как простого человека.

После этого посещения со многими серьезными вопросами Государь обращался к Прасковье Ивановне, часто посылал к ней великих князей, так что не успевал один уехать, уже приезжал другой. А однажды келейница передала ее слова: «Государь, сойди с престола сам».

Перед своей смертью Блаженная все клала поклоны перед портретом Государя. Сама она была уже не в силах, и ее поднимали и опускали.

– Что ты, мамашенька, так на Государя молишься?

– Глупые. Он выше всех царей будет. Не знаю – преподобный, не знаю – мученик.

В память об этом и сейчас в келье блаженной Паши находится старинный литографический портрет Государя Николая II. Незадолго до смерти Блаженная сняла портрет Государя и поцеловала в ножки со словами: «Миленький уже при конце». Есть также свидетельства, что она ставила портрет Царской семьи
к иконам и молилась на него, взывая: «Святые царственные мученики, молите Бога о нас!» – и горько плакала.
Келия блаженной Параскевы Ивановны
В доме блаженной, освященной пребыванием стольких святых людей, с тех давних времен сохранились целыми даже старинные бревенчатые стены сруба. Когда-то все стены кельи Паши Саровской были увешаны иконами. И сейчас множество икон в резных киотах и большое прекрасной работы Распятие в центре напоминают о том, что здесь жила великая подвижница, неусыпная молитвенница за всю Серафимо-Дивеевскую обитель, с детской простотой
и непосредственностью общавшаяся с горним миром. Среди икон сохранилась лишь одна, принадлежавшая Блаженной, – старинная потемневшая икона
св. Иоанна Предтечи, написанная дивеевскими художницами специально для нее.
Молитвенный уголок в келии блаженной Параскевы
В стеклянном шкафу хранится реликвия, переданная монахиней Серафимой (Булгаковой), – рубашка Прасковьи Ивановны в розовый цветочек и простое голубое платье, в котором она приступала ко причастию Святых Христовых Тайн.
На память о Пашеньке остались фотографии, прядь ее волос, закладка для книг из муаровой ленты, деревянный гребень для шерсти, нитки и кусочек холста, сотканного ее руками.
В стеклянном шкафу хранится реликвия, переданная монахиней Серафимой (Булгаковой), – рубашка Прасковьи Ивановны в розовый цветочек и простое голубое платье, в котором она приступала ко причастию Святых Христовых Тайн.

На память о Пашеньке остались фотографии, прядь ее волос, закладка для книг из муаровой ленты, деревянный гребень для шерсти, нитки и кусочек холста, сотканного ее руками.


На кровати рассажены старинные куклы. Как известно, играя с куклами, блаженная старица иносказательно обличала тайные пороки людей, разрешала трудные вопросы, предсказывала будущие события. Сохранилась небольшая фотография одной из кукол Пашеньки.
Куклы начала ХХ века
Замечательно воссоздают благодатную обстановку монастырской кельи некоторые сохранившиеся вещи дивеевских сестер: изящные комоды, аналой перед иконами, деревянная кровать с высокой спинкой, напоминающая диван, пестрый ковер ручной работы, которому уже больше 100 лет, стеганое одеяло. Эти красивые старинные вещи сегодня представляют собой духовные ценности. Ведь их бывшие владелицы ‒ сестры ушедшего в вечность старого Дивеева, в невероятных страданиях безбожного времени сохранившие верность Христу, являют собой образец веры и святости жизни.
Блаженная Параскева Ивановна у себя в домике