Четвертый удел Пресвятой Богородицы

Официальный сайт Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря

Обитель преподобного Серафима О цели христианской жизни. Беседа преп. Серафима с Н. А. Мотовиловым Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря

Надобно всегда терпеть и все, что бы ни случилось, Бога ради, с благодарностью. Наша жизнь — одна минута в сравнении с вечностью; и потому недостойны по Апостолу страсти нынешнего времени к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18).

Преподобный Серафим Саровский

Адрес монастыря

607320, Нижегородская область
Дивеевский район
с. Дивеево
Серафимо-Дивеевский монастырь

Почтовая канцелярия
(информация о требах)
8 (831-34) 4-20-10
diveevo.pochtovik@yandex.ru

Паломнический центр
8 (831-34) 4-34-45

Наш баннер

Расписание богослужений

C 10 по 17 декабря

10 декабря, воскресенье. Неделя 27-я по Пятидесятнице. Иконы Божией Матери, именуемой “Знамение”. Вмч. Иакова Персянина

Преображенский собор

5.15 Общая исповедь

5.30 Литургия

Троицкий собор

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Параклис

9.00 Литургия

17.00 Всенощное бдение

Казанский собор

17.00 Всенощное бдение

11 декабря, понедельник. Сщмч. митр. Серафима Чичагова. Сщмч. Василия диакона

Казанский собор

5.15 Общая исповедь

5.30 Ранняя литургия

7.30 Параклис с водосвятным молебном

8:30 Поздняя литургия

11:30 Водосвятный молебен

17.00 Парастас

Троицкий собор

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

13.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

14.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Вечерня и утреня

12 декабря, вторник. Мч. Парамона. Прп. Нектария Печерского, в Ближних пещерах. Прп. Акакия Синайского

Казанский собор

5.15 Общая исповедь

5.30 Литургия заупокойная

Троицкий собор

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

13.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

14.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Всенощное бдение

13 декабря, среда. Апостола Андрея Первозванного

Троицкий собор

5.30 Полунощница

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

13.00, 14.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Всенощное бдение

14 декабря, четверг. Прор. Наума. Мц. Анисии

Троицкий собор

5.30 Полунощница

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

13.00, 14.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Вечерня и утреня

15 декабря, пятница. Прор. Аввакума. Мц. Миропии

Троицкий собор

5.30 Полунощница

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

13.00, 14.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Вечерня и утреня со славословием

16 декабря, суббота. Прор. Софонии. Свт. Геннадия, архиеп. Новгородского

Троицкий собор

5.15 Общая исповедь

5.30 Литургия

8.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

17.00 Всенощное бдение

Преображенский собор

7.45 Общая исповедь

8.00 Литургия

17 декабря, воскресенье. Неделя 2-я по Пятидесятнице. Вмц. Варвары. Прп. Иоанна Дамаскина

Преображенский собор

5.15 Общая исповедь

5.30 Литургия

Троицкий собор

7.00 Молебен с акафистом прп. Серафиму Саровскому

7.45 Общая исповедь

8.00 Параклис

9.00 Литургия

17.00 Всенощное бдение

общее время на генерацию страницы 3.7444 s
время на работу php-скриптов 3.4366 s
время на запросы к БД 0.3078 s
запросов к БД 215

Библиотека

Родословная преподобного Серафима

В. Степашкин

Наиболее раннее упоминание фамилии Мошниных обнаружено не в архивных бумагах, а в виде вкладной записи на иконе Пресвятой Богородицы, именуемой Ахтырская: «Сей образ передан в дар Вознесенской церкви от Анны Никитичны Машниной в 1639 году». Установить степень родства дарительницы с предками Преподобного не удалось, но имя может служить в качестве отправной точки для продолжения поисков1.

Архивных документов XVII века, необходимых для поиска предков преподобного Серафима Саровского, сохранилось немного, и за своей ветхостью они порой недоступны. Большим подспорьем оказался труд А.И. Раздорского «Торговля Курска в XVII веке (по материалам таможенных и оброчных книг города)». Автор на основе обширного материала проследил развитие торговых связей Курска, являвшегося на этот момент значительным экономическим и военно-административным центром юго-западной России. В исследовании представлены описи таможенных книг за период с 1619 по 1678 годы, в которых приводятся фамилии или прозвища участников торговых операций. Среди них и обнаружены первые Мошнины. По торговым и оброчным книгам выявлены три ветви фамилии Мошниных: Иван по прозванию Машня, Григорий Машнин и Мина Мошнин. Данных крайне мало, но и эта скудная информация оказалась весьма полезной. Первое имя упоминается в таможенной книге в записи от 30 марта 1647 года. В тот день крестьянский сын Иван, по прозванию Машня, из Троицкой монастырской слободы Курска, продал коня пегой масти2. В 1656 году Иван записан посадским человеком: это связано с тем, что по царскому указу крестьяне из монастырских слобод причислялись к посадскому сословию. По документам же 1658 года он записан уже как ремесленник — чеботарь, продающий «говяжий товар» и говяжьи кожи3. Во втором случае прозвище записано иначе: Мошна, в дальнейшем преобразовавшееся в фамилию Мошнин. Дети Ивана Мошнина Аким и Карп проживали в Покровском и Троицком (Нижнем) приходах за рекой Кур. Григорий Машнин, посадский человек, упоминается в таможенных книгах 1678 года как торговец медом и вяленым сомом. Его дети Иван, Тимофей и Митрофан записаны в Троицком (Нижнем) приходе. Выявить родственную связь между этими двумя ветвями не удалось, как не удалось это и в отношении третьего имени, более интересного для исследователей, — Мины Мошнина.

Единственная запись относится к 3 марта 1661 году, когда Мина Мошнин был отмечен как владелец одного воза говяжьего товара4. Именно Мина Мошнин (до тех пор, пока не будет установлено имя более древнего родоначальника) и располагается у основания семейного древа Мошниных. Так называемое нисходящее родословие удалось установить при изучении материалов Российского государственного архива древних актов (РГАДА). В «Переписной книге церковнослужителей, монахов, посадских людей, их дворовых людей и наемных работников, а также нищих г. Курска», представляющей собой сводный документ подворной переписи мужского населения Курска, облагаемого налогами, и составленной, вероятно, в 1718 году, на обороте листа под № 231 обнаружена запись, в которой указан «Минаев сын» Евсей, или, в современном прочтении, Евсей Минович, родившийся в 1658 году. "Церковь во имя Святаго Пророка Илии деревянная...

Во дворе Евсея Минаева сына Мошнина (которому от рождения — B.C.) 60 лет. У него дети Иван 20, Трифон 13, Елисей 10, дочь Марья 18. У Ивана жена Федосия 28 лет, сын Максим году,5 Антон 20 недель. Итого в том дворе мужеска 6 женска 2 человек. Кормитца он Евсей делает горшки плотит он тягла с одной деньги десятой и стрелецкой деньги и протчих при указах запросных зборов"6.

Таким образом, сын Мины Мошнина Евсей проживал со своим семейством в Ильинском приходе. Удалось установить, что семья поселилась там в 1703 году, хотя, возможно, проживала здесь и раньше. Но именно в апреле 1703 года глава семейства купил дом с надворными постройками, огородом и садом у посадского человека Федора Чеботарева за одиннадцать рублей. Копия купчей сделки сохранилась: "Лета 1703 года Апреля в 9 день Курченин посацкой человек Федор Афанасьев сын Чеботарев продал я двор свой вместе с дворовым строением, что в Курске на Посаде в Ильинской слободе на Большом переулке курченину посацкому человеку Евсею Минайлову сыну Машнину а взял я Федор на нем Евсее за тот свой двор и за дворовое строение и за место одинадцать рублев денег полным чехом а на том моем проданном дворе строение изба да клеть меж ими сени да баня и соогорожен..."7

Изба с клетью, соединенные сенями, представляла собой распространенный в то время "трехкамерный«тип жилища: бревенчатый рубленый дом для проживания в зимнее время, соединялся сенями с неотапливаемой и служившей для проживания в летний период клетью. В небольшом отдалении от дома располагалась баня. Весь этот комплекс жилых и хозяйственных построек, «соогороженных» забором, подпадал под общепринятое понятие «крестьянский двор». Питьевую воду жители слободы брали "из колодцов, которых на улицах довольно... Вода в Куре нехороша, и ея не употребляют в пищу«8.

В купчей обязательно оговаривалось месторасположение продаваемого или покупаемого объекта, размеры земельного участка: «А смежно тот мой проданный двор идучи на двор по правую сторону з двором Ивана Добычина, а по левую сторону з двором Герасима Рыбникова. А по меже того моево проданного двороваго и огороднаго места сзади в длину тридцать шесть сажень с полусаженью а поперек семь сажень... аршина а в огороде в саду ширины десять сажень...»

Курский край благодатен для садоводства, в каждой усадьбе разбивался фруктовый сад, приносивший порой значительную прибыль. Куряне умели прививать, размножать, лечить плодовые деревья и кустарники. Самыми распространенными сортами яблонь были Антоновская, Опортовая, Титовская и «Добрый крестьянин». Из груш ценились Гдинская, Молдавская, Бессемянная, Сахарная и Трубчевская. Яблоки и груши вывозились в большом количестве в Москву, Санкт-Петербург и Одессу. "Есть еще особенный род груш, — вспоминала в начале 1800-х годах в своих мемуарах Екатерина Авдеева, — употребляемый для квасу и сушенья, собственно так называемыя груши (все прочие роды груш в Курске называют дулями). Квас этот приготовляется очень просто: насыпают в боченок груш, и потом наливают водою; недель через шесть выходит довольно приятный напиток. Другой род груш употребляют для сушенья, и потом зимою варят их в воде и подают вместо пирожнаго, в посты, которые в Курске строго соблюдаются"9.

Разводили куряне большое количество сортов сливы, вишни, черешни, крыжовника, смородины и малины (в диком виде их можно было встретить и в окрестных лесах). На семейной бахче выращивали тыквы, называемые гарбузами, и арбузы, называемые каунами.

Изучая летопись Саровской пустыни конца XVIII-начала XIX вв., нередко можно было встретить записи, подобные этой: "26-го посадил огурцы дыни и арбузы вместе. Снегу еще в поларшина«10. В Сарове расширяются участки под огороды, появляются сады. С большой долей уверенности можно сказать, что произошло это при участии курян, принесших с собой как саженцы, так и агротехнические новшества.

Куряне любили и цветы: розы, нарциссы, тюльпаны, пионы украшали дворы разноцветными красками. «Многие цветы, бывши однажды посажены, растут, не требуя почти никакого присмотра». Так что Курск весной представлял собой большой прекрасный сад.

Участники сделки отмечали и юридическую сторону вопроса: "...И впредь мне Федору и жене моей и детям и родственникам о повороте того своего проданного двора на него Евсея и на жену ево и на детей Великому Государю не бить челом и никакими делы невступатца и от уступщиков очищать проспорми и убытки никакими недоставить а наперед сего тот мой Федоров проданной двор и дворовое строение и место кроме ево Евсея иному никому непродан и незаложен а буде я Федор против сей своей записи что писано выше сего хоти в малом в чем неустою и ему Евсею и жене ево и детям взять на мне Федору и на жене моей и на детях по сей моей записи ему Евсею и жене ево и детям на тот мой проданной двор впредь в запись а у сей записи свидетели курченин Семен Матвеев сын Антимонов Корней(?) Фомин сын Постухова сию запись писал курской крепостных дел подячей Иван Сотников«11. По данным переписи 1718 года глава семейства Евсей Минович уже был в преклонном возрасте, жена, вероятно, умерла после 1708 года, когда родился младший сын Елисей. Средний сын Трифон на три года старше Елисея. Затем по старшинству идет дочь Мария и, наконец, старший сын Иван — дедушка Прохора. Иван обзавелся семьей, но продолжает жить с женой Феодосией и двумя детьми в родительском доме.

В 1721 году в Курске проводилась первая ревизия податного населения, в ходе которой составлялись так называемые «ревизские сказки». Всего их было проведено десять. К сожалению, материалы третьей ревизии купеческого сословия города Курска, проводившейся в 1763 году, не обнаружены. Первая, вторая и шестая ревизии не дают сведений о полном составе семьи, так как в это время отсутствовал учет женщин. При исследовании родословной семьи Мошниных эти пробелы оказывались невосполнимыми. Во временной отрезок 20-30 лет малолетние дочери успевали подрасти и выйти замуж, сменив фамилию. Нередко имя не попадало в списки по случаю смерти.

По ревизской сказке посадских людей Курска 1721 года, или, проще сказать, по переписи мужского населения, были найдены и дополнительные сведения о семье Мошниных: в семье родился младший сын Ивана Сидор — отец Прохора. "Того ж числа по указу Великаго Государя Царя и Великаго князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца в Курске в ратуше ратушным бургомистром Семену Володимерову Ивану Фотееву Курченин посадской человек Евсей Минайлов сын Мошнин сказал по Евангельской заповеди Господней вправду живет в Курске себе двором. От роду мне шесдесят три года. У меня дети Иван дватцати трех, Трифон шеснатцати Елисей тринатцати. У Ивана дети Максим четырех Антон трех лет Сидор меньше году. Тово мужеска полу семь человек"12.

Нетрудно заметить, что у главы рода Евсея Миновича, видимо, случился поздний брак, и старший сын Иван появился на свет, когда родителю уже исполнилось сорок лет. А вот у его первого сына Ивана — деда Прохора — первенец Максим родился в девятнадцать лет. Причем жена Ивана Феодосия оказывается старше мужа на восемь лет, что можно объяснить вдовством Евсея Миновича и потребностью в женских руках для ведения домашнего хозяйства. В начале XVIII века практиковалась ранняя женитьба юношей, и разница в возрасте тогда не являлась препятствием к заключению брака13. А вот дочерей выдавать замуж не торопились — рабочие руки, за которые не надо платить налоги, лишними не были, потому-то сестра Ивана Мария еще не была замужем, а ее судьбу дальше проследить не удалось.

В конце 1710-начале 20-х годов правительство озаботилось ухудшением экономического положения, большим количеством беглых, укрывающихся от налогов и рекрутской повинности, отчего уменьшились поступления в казну. Подворная система налогообложения, когда правительство определяло сумму налога, а городские и сельские общины разверстывали ее на каждый двор, переставала действовать в случае резкого сокращения дворов. Правительство решило заменить подворное обложение подушным налогом, и налог теперь должны были платить все мужчины податных сословий независимо от возраста. В этой связи и проводились перепись — за ней ревизия, и вновь перепись.

В 1720-х годах состоялась еще одна перепись податного сословия, которую проводили офицеры Нижегородского полка, находившегося в то время на квартирах в Курске: "По сказкам 1721 году во дворе Евсей Минайлов сын Мошнин Леты 63. У него дети Иван 23 Трифон 16 Елисей 13 У Ивана дети Максим 4 Антон 3 Сидор меньше году. По свидетельству и по переписке 1721 года от ковалера Нижегородскаго полку полковника Чернышева с штаб побор афицеры. Живет своим двором в Ылинском приходе. Имеет рукомесло делает горшки и продает. Тягла плотил на 1722 год десятой деньги«14. Документ знакомит нас с семейным ремеслом Мошниных — изготовление глиняных горшков, мисок, кувшинов, крынок и прочей посуды и продажа их на местном рынке. Народную загадку о гончарном ремесле: «Был я на копанце, был я на топанце, был я на кружале, был я на пожаре, был я на обваре. Когда молод был, то людей кормил, а стар стал, пеленаться стал» знали в семье Мошниных с младенчества.

«Копанец» — копание и заготовка глины. Наверняка во дворе Мошниных из бревен и толстых досок был сделан «глинник» — большая яма для хранения глины, в котором она под действием дождей, морозов, солнца и ветра улучшала свои качества. «Топанец» — специальная площадка в избе или во дворе, на которой члены семьи топтали глину ногами, разминая ее и удаляя посторонние вкрапления: камешки, корешки. «Кружало» — гончарный круг, на котором происходила формовка посуды. Под «пожаром» подразумевается самый ответственный процесс — обжиг посуды в русской печи. Разложенную специальным образом в печи посуду сперва обкладывали дровами, не дающими большого жара, — ель, осина. Затем при помощи «жарких» дров — ольхи, березы, дуба — достигался температурный максимум в 900 градусов. После топки выдерживали посуду в печи несколько часов. Обжиг проводили ночью, чтобы легче было контролировать готовность изделий по их цвету. Дров требовалось много15, потому, вероятно, поленницы Мошниных всегда были большими. «Был я на обваре» — заключительная стадия обработки посуды. Еще горячую, ее окунали в раствор клейстера из ржаной или овсяной муки. Могли использовать для этих целей и квасную гущу. «Обвар» проникал в стенки посуды и надежно закупоривал поры. «Когда молод был, то людей кормил, а стар стал, пеленаться стал» — подразумевается новый горшок-кормилец, а вот старый треснувший горшок бережливые хозяйки не выбрасывали, а, распарив длинные узкие ленты бересты, обвивали ими посуду, и она продолжала долго служить.

Эти хитрости гончарной профессии наверняка знал и Прохор. Многие посадские люди занимались кустарным производством и продажей своих изделий. Выпекался хлеб, калачи, пряники, изготавливались сальные свечи, конопляное масло, деготь, солод, квас и уксус, овчины, кузнечные и другие изделия, которые можно было купить в надомных лавках или на базарах. В Курске шестнадцать купцов тем или иным образом были связаны с горшечным ремеслом: кто-то сам делал и продавал свою продукцию, как Евсей и Иван Мошнины, кто-то перепродавал, как Алексей Катов. Еще одна категория ремесленников, к которой относился, например, отец Карпа Первышева Ефрем Мелентьевич16, занималась только изготовлением посуды.

Предположительно, после смерти Сидора Ивановича в 1760 году от гончарного ремесла в семье отказались, и началась купеческая деятельность. Что подтверждают и слова Алексея Сидоровича — брата Преподобного, относящиеся к 1790 году: "Ему означенным Господином Башиловым (губернским землемером  B.C.) хотя и отведено было место для построения лавки, но в горшешной линии таковаго торгу он совсем не имеет..."17.

Следующее упоминание о семье Мошниных обнаружено в переписной книге, со сведениями, относящимися к 1744 году (к сожалению, опять-таки без учета женского пола и рода их занятий). К этому времени в возрасте 80 лет умер Евсей Минович (предположительно, в 1738 году), в 1728 году умер его старший сын Иван Евсеевич, "от роду 30 лет«18. Из оставшихся в живых детей Евсея Миновича — Елисей Евсеевич обзавелся семьей и перебрался в Козьмо-Дамиановский приход. За ним записан сын Федор 16 лет19. Трифон Евсеевич проживает в Ильинском приходе, у него сын Иван 6 лет20. В этом же приходе проживают дети Ивана Евсеевича. Максим Иванович отделился, у него есть рожденный после переписи сын Петр годовалого возраста21. Далее в переписной книге под номерами 907 и 908 записаны Антон Иванович и Андрей Иванович22 Мошнины. Обращает на себя внимание ошибка писаря, записавшего вместо имени Сидор — Андрей. Г.Н. Бочаров в своем докладе по родословной Преподобного приводит документ (еще один экземпляр переписи), хранившийся в Курской казенной палате. Имя Сидора там записано правильно23.

В «Переписных книгах» и материалах «Второй ревизии» удалось обнаружить семью деда Прохора по материнской линии: Фотия Семеновича Завозгряева. В 1721 году в переписной книге отмечено, что в Троицком (нижнем) приходе, что за рекой Кур, проживают братья Завозгряевы: Кирилл, Кондрат, Фотий, Игнат и Петр. Фотий 32 лет живет своим двором, "торгует мескотинным товаром"24, тягло платит вместе с братом Кириллом. В семье Фотия к этому времени появился старший сын Яков — "году«25, то есть, на момент переписи ему исполнился год.

В материалах второй ревизии 1744 года семья Фотия (мужская ее часть) записана все так же в Троицком приходе под номерами с 2285 по 2288. Это — глава семейства Фотий Семенович и его сыновья: Яков 22 лет, Козьма 7 лет и Иван 5 лет26. По женской части семьи нам известно о двух дочерях: Агафье Фотиевне — матери Преподобного, родившейся в 1725 году, и о Прасковье Фотиевне 1732 года рождения.

По материалам переписи обнаруживается полное отсутствие данных о родных братьях матери Преподобного. Только документы городового магистрата помогли объяснить этот факт: в середине 1760-х годах Яков, Козьма и Иван со своими семьями переходят в белгородское купечество27 и навсегда уезжают из Курска. Важная родственная линия Преподобного получила свое продолжение и требует расширения круга поисков.

Сестра Агафьи Фотиевны Прасковья Завозгряева вышла замуж за купца Филиппа Корнеевича Белоусова и проживала, как и до замужества, в Троицком нижнем приходе. По ревизской сказке 1782 года у них записаны дети: Максим (1755-1778), Михаил (1759-1777), Екатерина 1757 г. р., выдана замуж в 1777 г. за малороссиянина Андрея Макаенкова, и младшая дочь Матрена четырнадцати лет28. К 1784 году Прасковья овдовела.

В 1794 году в магистрате разбиралось дело по вексельному долгу мещанина Аввакума Кононова. Взяв в январе 1791 года под расписку на два года довольно большие деньги у купца Григория Силина и у Прасковьи Белоусовой, он прогорел. Прасковья Фотиевна оказалась в критическом состоянии. Размер долга в 72 рубля Силину и еще 125 рублей Белоусовой, нищенское положение должника свидетельствовало о том, что заимодавице с деньгами придется распрощаться. Но мир не без добрых людей. Летом 1792 года племянник Алексей Мошнин выплатил Прасковье Фотиевне все деньги, а сам остался с просроченным векселем на руках. Дом Кононова хотя и был выставлен на торги для погашения долгов, но из-за ветхого состояния так и остался непроданным. Законодательство тогда сурово обходилось с должниками — за уклонение от общественных работ, когда заработок шел на оплату долга, можно было получить каторжные работы в Сибири. Несколько лет отрабатывал долг Аввакум, находясь в полной зависимости от купца Титова. Только в марте 1797 года Алексей с Григорием Силиным «полное удовольствие по оным своим векселям получили». А бывший должник, наконец, вернулся в пустовавший дом29.

По материалам ревизских сказок находим, что дети Ивана Евсеевича Максим, Антон и Сидор обзавелись семьями и проживали в Ильинском приходе. У Сидора Ивановича (1720-1760) и Агафьи Фотиевны (1725-1800) родились дочь Прасковья 1750 года рождения, сыновья Алексей (1752) и Прохор (1754)30. Сидор Иванович умер 10 мая 1760 года, чин погребения совершил священник Ильинской церкви Петр Колмаков31. Ненамного пережила сына его мать Федосья Максимовна, она умерла в 1764 году.

В 1771 году Прасковья Сидоровна отдана замуж за мещанина Гавриила Степановича Колошинова (1753-1789)32. Она переехала к мужу и проживала в Покровском приходе. У них родились три девочки и один мальчик. Этот факт до настоящего времени был неизвестен. Старшая дочь Елена (1777 год рождения), средняя дочь Анастасия (1778), затем родился сын Михаил (1781)33 и, наконец, младшая дочь Евдокия (1787). Через два года после ее рождения Гавриил Степанович умирает.

Во время перепланировки города и расширения площади у Покровской церкви34 было снесено 83 деревянных дома, среди них и дом Колошиновых. После того, предположительно, Прасковья с детьми переезжает к матери Агафье Фотиевне. Думать так позволяют материалы переписи 1795 года, по которой семья Прасковьи записана на одном листе с семьей Агафьи Фотиевны. Перепись 1811 года не учитывала женскую половину населения, да и по мужской линии данных о Михаиле найти не удалось, и продолжить эту родословную пока невозможно.

Как неожиданно родословная линия получила продолжение, так неожиданно и пресеклась. Значительно больше данных собрано о семье Алексея Сидоровича.

Благодаря работе Г.Н. Бочарова это наиболее изученная ветвь родословной Мошниных. В начале 1770-х годов в семье Агафьи Фотиевны происходят большие перемены. В 1771 году дочь Прасковья выходит замуж, возможно, в этом же году или ранее женится сын Алексей и приводит в дом купеческую дочь Марию Ивановну Ситникову. В следующем 1772 году у Алексея и Марии рождается дочь Дарья, еще через год дочь Матрена. Сын Иван рождается в 1780 году, в 1783 году дочь Мавра и, наконец, в 1794 году — сын Семен35.

Но семья и теряла своих членов. 29 февраля 1800 года на 75-м году жизни скончалась Агафья Фотиевна36, она была погребена на кладбище при Успенской Ахтырской церкви, прихожанами которой к тому времени стало семейство Мошниных. Этот високосный год принес еще одну утрату: в двадцатилетнем возрасте, в самом расцвете сил, умирает старший сын Алексея Иван.

О дочерях Алексея Г.Н. Бочаров сообщает следующее: Дарья в 1792 году выдана замуж за купца Аксентьева, а после его смерти вступила во второй брак с Василием Васильевичем Михалевым. Мавра Алексеевна вышла замуж за Николая Бочарова. Подтверждений совместного проживания Дарьи в семье Аксентьевых и Мавры у Бочаровых найти не удалось, но при изучении родословной Михалевых был обнаружен интересный след. "Василья Дмитриева жена 3-го брака Дарья Алексеева дочь"37. То есть мужа Дарьи звали не Василием Васильевичем, а Василием Дмитриевичем (1753-1831). Семейство Михалева было большим, и можно предположить, что последние два сына, Василий (год рождения 1803) и Иван (год рождения 1810), и дочь Мария (1810)38 были рождены Дарьей Алексеевной. Это косвенно подтверждается тем, что братья Василий Васильевич Михалев и Иван Васильевич проживают вместе, холостяками. Материалы последней переписи 1858 года это подтверждают39.

Г.Н. Бочаров о судьбе сына Алексея Мошнина Семена сообщает: "В 1838 году дом с усадьбою был продан, и с того времени по смерть свою С.А. Машнин с семьею жил на квартирах, особенно долго он жил на Даншинской ул., в доме родственника Михалева, где и умер«40. Видимо, братья Михалевы и приютили Семена Мошнина, а дальнейшая судьба их неизвестна.

Что же касается судьбы Мавры Алексеевны, то протоиерей Лев Лебедев в своей работе «Загадка одного портрета» написал: "К счастью, в то время (1903 год. — B.C.) еще здравствовал 84-летний Василий Николаевич Бочаров, сын Мавры Алексеевны, одной из дочерей Алексея Машнина"41. Сведения почерпнуты Лебедевым со слов одного из потомков семьи Бочаровых. Василий Николаевич должен был родиться приблизительно в 1815-1825 годах. Были изучены материалы переписи 1816, 1834, 1859 и 1858 годов.

В 1816 г. записано следующее: "Николай Алексеев сын Бочаров 32 (года от рождения. — B.C.). Василий — вновь рожденный. Екатерина Иванова 23 лет"42. То есть Василий Николаевич Бочаров, 1815 года рождения, которому в 1903 г. должно исполниться 88 лет, нами обнаружен. Только мать его зовут Екатерина Ивановна, а такого имени и отчества в роду Мошниных нет. Продолжая изучение родословной Бочаровых, обнаруживаем запись: "Андрей Казмин Бочаров 39 (лет от рождения. — В. С). Сын Петр 6. Жена Елена Гаврилова 38. Его ж дочери Екатерина 8. Праскева 10 недель"43. Фамилия жены не указана, но год рождения — 1778 -и инициалы говорят о том, что это может быть дочь Прасковьи Сидоровны Мошниной-Колошиновой. В 1850 году у Петра родился сын Василий44, который, вероятно, и был тем Василием, о котором вспомнили много лет спустя и, как это бывает, многое перепутали. Получается, что о дочерях Алексея Ивановича Мошнина Матрене и Мавре мы ничего не знаем.

Достоверно разработана линия сына Алексея Ивановича Семена. Предположительно в начале 1800-х годов он женился на своей ровеснице Наталье Ивановне (фамилия неизвестна). В 1815 году у них родился первенец Иван, умерший в 1817 году. Затем в 1822 году родилась Пелагея и в 1826 года Екатерина45. По ревизским сказкам 1850 году Пелагея и Екатерина проживают в родительском доме46. Не изменилось семейное положение сестер и при проведении 10-й ревизии в 1858 году47, хотя к этому времени они находились в зрелом возрасте: 35 лет исполнилось Пелагее и 31 год Екатерине. 16 марта 1861 году в Преображенском приходе, на квартире у Михалевых, на 67-м году жизни умерла Наталья Ивановна. Пережив жену на два года, 21 июля 1863 году умирает и Семен Алексеевич48. После смерти родителей Пелагея и Екатерина, видимо, сохранив девство, по примеру своего известного родственника, отправляются в монастырь в селе Дивеево Ардатовского уезда Нижегородской губернии, носящий имя старца Серафима. В архиве г. Арзамаса в списках монашествующих Серафимо-Дивеевского монастыря за 1881 год обнаружены Пелагея Семеновна и Екатерина Семеновна Мошнины. В монастыре они находятся с 1876 года. Как записано в монастырской ведомости: "Пелагея Семеновна по слабости здоровья послушания не несет, у Екатерины Семеновны послушание келейное«49.

Младшая сестра Екатерина 5 марта 1881 г. записана находящейся «при указе». 16 мая 1882 года пострижена в рясофор. Но только 20 ноября 1885 года, 59 лет от рождения, она была уволена из мещанского сословия города Курска для принятия монашеского звания50. Монашеского чина удостоена 25 мая 1887 года с дорогим для нее именем Серафима51. Старшая сестра Пелагея получила увольнение 20 апреля 1887 года, но, видимо, по состоянию здоровья закончила дни в Серафимо-Дивеевском монастыре простой послушницей.

Что до братьев Сидора Ивановича Антона и Максима, то отметим малоизвестный факт, извлеченный А.А. Танковым из исповедных росписей 1768 года. У Антона Ивановича и его жены Варвары Феогеновны было двое детей: "дети ея Петр 22 лет, Агафия 10"52, у Петра Антоновича после женитьбы на Мавре Афанасьевне Овсянниковой детей не было, и в переписи 1811 года в списке выбывших он записан под № 66 как умерший53. Судьба Агафьи Антоновны неизвестна. Максим Иванович — второй, старший брат отца Прохора, по ревизской сказке 1782 г. не записан. Но в Ильинском приходе проживают его сыновья. Петр (1742-1806) 39 лет и жена Наталья Дмитриевна 30 лет, дочь курского купца Михалева. Их дети: старший сын Максим 8 лет, Прокофий 5, дочь Стефа-нида 4 и младший сын Карп "году«54. В ревизии 1795 года отмечено рождение в 1787 году еще одной дочери Анны, а в начале 1795 года — смерть Натальи Дмитриевны55. По материалам последующих ревизий удалось выяснить, что Максим и Прокофий в 1800 году «отлучились» из Курска, и где находятся, неизвестно56. Как сложилась судьба дочерей Максима Ивановича, документы умалчивают. Больше известно о младшем сыне Карпе Петровиче, умершем в 1819 году. По ревизской сказке 1834 г. у него записан сын Василий, «новорожденный» во время предыдущей (1815 г.) переписи57. В 1846 году Василий отдан в рекруты, а дома у него остались сын Иван (1837 года рождения) и мать, вдова Акулина Никитична (1800 года рождения)58. По ревизии 1858 года они записаны вдвоем59 — внук и бабушка.

В Ильинском же приходе проживал и второй сын Максима Ивановича Иван (1747-1804). Первая его жена Евдокия Михайловна умерла в 1785 году, он женился второй раз на мещанской дочери Елене Андреевне Сазоновой. От первого брака у Ивана родилась дочь Елена (1783), от второго дочь Дарья (1792) и сын Яков (1797)60. С Иваном проживала мать Дарья Григорьевна, умершая в 1786 году на 73-м году жизни61. Данных о смерти Максима Ивановича обнаружить не удалось, как и дополнительных сведений об этом семействе.

Следует сказать и о троюродном родстве Преподобного. По мужской линии это двоюродный дед Трифон Евсеевич Мошнин (1705-1776), женатый на Ирине Ивановне Калугиной (1705-1769). Их дети (двоюродные дядя и тетя Преподобного) Иван Трифонович (1738-1814), женившийся на Александре Потаповне Овчинниковой, и Евдокия Трифоновна (1749-?), замужем за Ксенофонтом Родионовичем Моисеевым62.

Следующее поколение (троюродные братья и сестры): Никита Иванович Мошнин (1765-1810), Анисья Ивановна (1766-?), Аграфена Ивановна (1774-?), Иван Иванович (1779-1847), Наталья Ивановна (1784-?), Андрей Ксенофонтович Моисеев (1763-?), Евфимья Ксенофонтовна (1782-?), Иван Ксенофонтович (1784-?).

Троюродные племянники и племянницы: Мавра Никитична Мошнина (1788-?), Дарья Никитична (1792-?), Анна Никитична (1793-?)63; Марфа Ивановна, Николай Иванович (1805-?), Иван Иванович (1825-отданврекруты), Михаил Иванович (1833-?).

По линии Моисеевых: Сергей Андреевич (1785-?) и Дмитрий Андреевич (1787-?)64. Троюродный внук и внучка: Федор Николаевич Мошнин (1833-?) и Анастасия Михайловна Мошнина (1857-?).

Родственная ветвь младшего двоюродного деда Елисея Евсеевича Мошнина (1708-?). Дети: Федор Елисеевич (1727-?), Ульяна Елисеевна (1737-?) замужем за Филиппом Захаровичем Сорокиным (1730-1777)65, Петр Елисеевич (1744-1778), женатый на Марфе Ивановне Бредихиной (1754-?).

Далее троюродные братья и сестры: Татьяна Филипповна Сорокина (1756-?), Андрей Петрович Мошнин (1773-1831), Акулина Петровна (1774-?), Мария Петровна (1776-?), Наталья Петровна (1776-?).

Продолжение рода отмечено только у Андрея Петровича, женившегося на Марии Борисовне Грачевой (1775-?): дочь Анастасия Андреевна Мошнина (1795-?) и сын Петр Андреевич (1800-?). За отсутствием данных линия Анастасии не имеет продолжения. А у Петра Андреевича родились три сына и одна дочь — троюродные внуки Преподобного: Михаил Петрович (1822-1842), Василий Петрович (1826-?), Дмитрий Петрович (в 1834 г. отдан в рекруты), Ольга Петровна (1837-?). На этой стадии также происходят утраты, и продолжение фамилии отмечено только у Василия Петровича: дочери Екатерина Васильевна (1845-?), Мария (1849-?), Дарья (1853-?), сыновья Николай (1847-?), Илья (1857-?).

Троюродное родство по материнской линии составляет не меньший по количеству список имен и теряется во второй половине XIX в. в связи с тем, что после проведения десятой ревизии 1858 года следующая всеобщая перепись населения состоялась только в 1897 году. И хотя она проводилась очень организованно и опросные листы содержали большее количество вопросов, основной ее целью было накопление социально-демографической статистики. Результаты переписи по Курской губернии опубликованы организационным комитетом в 1904 году в виде общих статистических таблиц и диаграмм. Наиболее интересно, что опросные листы после обработки были уничтожены. Потому восстановление истории рода Мошниных второй половины XIX века возможно только по метрическим и исповедным книгам. Из-за плохой сохранности и утрат документов следует признать, что на этой стадии поиски могут оказаться безрезультатными.

В.А. Степашкин, научный сотрудник музея «Саровская пустынь» (г. Саров).  «Возрождение православного монашества и будущее России. Нижний Новгород, 2007.

 

  1. Икона находится в храме Ахтырской иконы Божией Матери г. Курска.
  2. Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII веке. Спб, 2001. С. 508.
  3. Там же. С. 549, 558.
  4. Там же. С. 553.
  5. Следует признать некоторую условность в обозначении возраста Максима и Антона и считать разницу в возрасте равной одному году.
  6. РГАДА. Ф. 350. Oп. 1. Д. 215. Лл. 226, 231-232. Дело содержит интересную информацию о монастырях и храмах Курска. В Знаменском монастыре на этот год (1718) было три каменных храма: во имя Знамения Пресвятой Богородицы, Богоявленский с приделом во имя Николая Чудотворца и во имя апостолов Петра и Павла. Во главе монастыря стоял архимандрит Михаил, иеромонахов насчитывалось 6 человек. Интересная деталь: среди монахов записан инок 50 лет под именем Серафим. Воскресенская «Соборная церковь была деревянная, а ныне токмо одна колокольня от церкви есть». Каменная церковь во имя Живоначальной Троицы находилась в Девичьем монастыре. Во главе монастыря находилась игуменья Феодосия 40 лет, помогала ей казначея Анастасия 55 лет от роду. Из приходских храмов выделялся каменной постройкой храм во имя Флора и Лавра. Остальные храмы были деревянные: Живоначальной Троицы за Куром, Преображения Господня за Куром, Георгия Страстотерпца за Куром в Казачьей слободе, Покрова Пресвятой Богородицы, Архистратига Михаила, Успения Пресвятой Богородицы с приделом святого мученика Никиты. Два храма во имя святителя Николая Мирликийского: первый внутри города, второй — на торгу. А также храмы во имя Козьмы и Дамиана, Пророка Илии, преподобного Сергия Радонежского и церковь во имя Введения Пресвятой Богородицы в Ямской слободе.
  7. РГАДА. Ф. 742. Oп. 1. Д. 1129. Л. 2.
  8. Авдеева Е. Воспоминания о Курске. //Курский край. Издание Курского областного краеведческого общества. № 3-4 (66-67). Курск, 2005. С. 47.
  9. Там же. С. 48.
  10. ЦГАРМ. Ф. 1. Oп. 1. Д. 243. Л. 104 об.
  11. РГДЦА.Ф.742. Оп. 1. Д. 1129. Л. 2.
  12. РГДЦА.Ф.742. Оп. 1. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1665. Л. 61.
  13. Лещенко В.Ю. Русская семья. Спб, 2004. С. 140.
  14. РГАДА. Ф.350. Оп. 2. Д. 1666. Л. 31.
  15. Скобликова Т.Е. Промысел Кожлянской игрушки // Курский край. Издание Курского областного краеведческого общества. № 1-2 (76-77). Курск, 2006. Л. 64.
  16. РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 215. Л. 263.
  17. ГАКО. Ф. 108. Оп. 8. Д. 901. Л. 10.
  18. РГАДА. Ф.350. Оп. 2. Д. 1672. Л. 12.
  19. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1670. Л. 2.
  20. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1670. Л. 48.
  21. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1670. Л. 47.
  22. РГАДА. Ф.350. Оп. 2. Д. 1670. Л. 48-48 об.
  23. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 10. Л. 52.
  24. Мескотинный (москательный, щепетильный) товар. По исследованию А.И. Раздорского, включает в себя широкую группу промышленных товаров, привезенных из Москвы. Наиболее популярная в купеческой среде категория товара в XVII-XVIII вв. Поданным 1721 г. 29,9% посадских людей занималось торговлей мескотинного товара, 11% приходилось на торговцев скотом и мясом и 8,1 % на производителей и торговцев дегтем. Эти три категории составляли почти половину занятого населения курского посада. (См.: РГАДА Ф. 350. Оп. 2. Д. 1666.)
  25. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1666. Л. 31 об. Смотри также: РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1665. Л. 73 об.
  26. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1670. Л. 109.
  27. РГАЦА. Ф. 742. Oп. 1. Д. 819. Л. 64 об.
  28. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 190. Л. 549.
  29. ГАКО. Ф. 108. Оп. 8. Д. 1355. Л. 1-20.
  30. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 190. Л. 588.
  31. Бочаров Г.Н. К родословной преподобного отца Серафима, Саровскаго чудотворца. // Труды Курской губернской ученой архивной комиссии. Выпуск I. Курск, 1911. С. 92.
  32. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 447 об.-448.
  33. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 190. Л. 761.
  34. ГАКО. Ф. 26. Oп. 1. Д. 27. Л. 66 об.
  35. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 448.
  36. Курские епархиальные ведомости. № 50 (неофициальная часть). С. 1032. Сообщение С. Булгакова: «В метрических книгах Курской градской Успенско-Ахтырской церкви, в третьей части об умерших, за 1800 год, под № 9, значится следующий акт: Февраля 29 дня погребена вдова мещанка Агафия Фатеева дочь Сидорова, жена Мошнина, 72 лет. Погребение совершал священник означенной церкви, о. Василий Псарев».
  37. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 532. Л. 516.
  38. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 409. Л. 35 об.-36.
  39. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 1018. Л.261 об.-262.
  40. Бочаров Г.Н. К родословной преподобного отца Серафима, Саровскаго чудотворца. // Труды Курской губернской ученой архивной комиссии. Выпуск I. Курск. 1911. С. 88.
  41. Лебедев Лев, протоиерей. Загадка одного портрета. Новые данные к жизнеописанию прп. Серафима Саровского. Курск, 2004.
  42. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д 409. Л. 70 об.-71.
  43. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 409. Л. 41 об.-42.
  44. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 1018. Л. 915 об.-916.
  45. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 532. Л. 469-470.
  46. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 791. Л. 759 об.
  47. Бочаров Г.Н. К родословной преподобного отца Серафима, Саровскаго чудотворца. // Труды Курской губернской ученой архивной комиссии. Выпуск I. Курск, 1911. С. 106.
  48. Там же. С. 107.
  49. ЦАНО-2. Ф.53. Оп. 1. Д. 2. Л. 18.
  50. Бочаров Г. Н. К родословной преподобного отца Серафима, Саровскаго чудотворца. // Труды Курской губернской ученой архивной комиссии. Выпуск I. Курск, 1911. С. 108.
  51. ЦАНО-2. Ф. 53. Оп. 1.
  52. Танков А.А. Несколько новых данных о преподобном Серафиме Саровском (из архива курской духовной консистории). // Курские губернские ведомости. № 163. 31 июля 1903.
  53. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 356. Л. 659 об.
  54. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 190. Л. 575.
  55. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 464.
  56. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 356. Л. 392.
  57. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 733. Л. 501 об.
  58. ГАКО Ф. 184. Оп. 2. Д. 791. Л. 788 об.
  59. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 1018. Л. 795 об.-796.
  60. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 3 56. Л. 144.
  61. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 400 об.
  62. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 108. Л. 805.
  63. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 933-934.
  64. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 191. Л. 456 об.-457.
  65. ГАКО. Ф. 184. Оп. 2. Д. 108. Л. 643